Нет вершин, которых нельзя достичь

  • Latviešu
  • Русский
Lai nodrošinātu pareizu mājas lapas darbību un arī turpmāk mēs varētu uzlabot mūsu vietni un sniegt Jums nepieciešamo informāciju, lūdzu apstipriniet sīkfailus

Короткие истории

А каково же было Аррениусу?

Велика роль Оствальда в утверждении и распространении теории электролитической диссоциации. Как известно, первоначально идеи автора данной теории С.Аррениуса были восприняты большинством химиков резко отрицательно. За защиту диссертации он получил оценку, которая по современной шкале соответствовала лишь «удовлетворительно». Такой результат не позволял Аррениусу даже претендовать на место доцента в университете.

Кроме шведских химиков теорию электролитической диссоциации отвергали и ученые других стран, в частности, русские химики во главе с Д.И.Менделеевым. Оствальд также в первый момент не принял идеи Аррениуса. «Я провел лихорадочную ночь со скверными снами, - вспоминал впоследствии ученый. - У меня одновременно появилась жестокая зубная боль, новорожденная дочка и статья Аррениуса "Исследования по проводимости электролитов". То, что было написано в работе, настолько отличалось от привычного и известного, что я сначала был склонен все в целом принять за бессмыслицу». Однако после некоторых раздумий Оствальд обнаружил в идеях Аррениуса подтверждение своих мыслей, к которым он пришел другим путем. Утром немецкий ученый отправил Аррениусу ответное письмо, в нем он высоко оценил его работу и предсказал новой теории блестящее будущее.

Восторженный отзыв Оствальда и особенно его визит к Аррениусу в г. Упсалу, а также поддержка общественности заставили руководство университета повторить процедуру защиты. После успешной повторной защиты, состоявшейся в конце 1884 г., Аррениус был все-таки назначен приват-доцентом физической химии.

С.Аррениус и В.Оствальд

Однако до полной победы теории электролитической диссоциации было еще далеко. Шведские химики, и прежде всего П.Клеве, открывший тулий и гольмий, по-прежнему не принимали теорию Аррениуса. Оствальд впоследствии вспоминал, с каким удивлением Клеве спрашивал его, указывая на стакан с водным раствором хлорида калия: «Но ведь это бессмыслица - допустить вместе с Аррениусом, что в растворенном хлориде калия хлор и калий отделены друг от друга?» И когда Оствальд ответил утвердительно, Клеве бросил на него взгляд, выражающий искреннее сомнение в том, что собеседник вообще разбирается в химии.

Были сомнения в правильности теории Аррениуса и у молодого русского ученого В.А.Кистяковского (впоследствии ставшего известным советским физико-химиком, академиком). Встретившись с Оствальдом летом 1889 г., он откровенно признался немецкому ученому, что существование в растворе свободных ионов с трудом укладывается у него в голове.

« Вы говорите, что вам трудно это понять, - с жаром воскликнул Оствальд, - а каково же было Аррениусу это открыть!»

«Жаль, что ваши интересы изменились...»

Насколько широким был музыкальный репертуар будущего Нобелевского лауреата, говорит тот факт, что только одних концертов Гайдна он знал 83. Оркестр пользовался большой популярностью в городе, поэтому музыкантов часто приглашали на самые разные мероприятия. Возглавлял оркестр профессор А.Эттинген, у которого молодой ученый совершенствовал свои знания по физике. Однажды профессор подошел к Оствальду и обратился к нему с необычным предложением: «Вильгельм! Как ты знаешь, у нас некому играть на фаготе. А без него звучание нашего оркестра не будет полноценным. Ты прекрасно играешь на виолончели и фортепиано. Я надеюсь, что освоишь и фагот. Попробуй. Я надеюсь на тебя», - и с этими словами он вручил Оствальду, никогда не игравшему на духовых инструментах, фагот. Вильгельму ничего не оставалось, как начать осваивать новый инструмент. Однако, как он ни старался, непокорный фагот издавал совсем не музыкальные звуки. Из физической лаборатории, в которой после окончания экспериментов пытался научиться игре на фаготе Оствальд, часто доносились звуки, напоминающие то всхлипы, то стоны. Однажды коллега Оствальда, работавший этажом ниже в химической лаборатории и не знавший об увлечении Вильгельма музыкой, спросил у него:

- Вы, вероятно, проводите какие-то акустические опыты? Насколько мне помнится, когда вы работали с нами, то вас больше интересовало электричество. Жаль, что ваши интересы так резко изменились...
Оствальду ничего не оставалось, как с досады только махнуть рукой.

Странности

Как и многие другие неординарные личности, Оствальд в быту отличался нестандартным поведением. В частности, он крайне не любил стричься, а также примерять одежду или обувь. Для него было настоящей мукой лечение зубов, и, хотя зубная боль иногда становилась просто невыносимой, Оствальд категорически отказывался посещать дантиста. Но если эти особенности поведения ученого еще можно как-то понять, то его взаимоотношения с секретарем были совсем уж необычными. Для общения с ним ученый собственноручно привинтил к двери кабинета велосипедный звонок, поставив под ней скамейку с корзиной. Содержимое своих статей и книг Оствальд наговаривал на специальную диктовальную машину. Когда собиралось несколько валиков с записанной речью ученого, то он укладывал их в корзину на скамейке, добавив туда же записку с указанием, что с ними надо сделать, и звонил в велосипедный звонок. После того как за Оствальдом закрывалась дверь кабинета, секретарь забирал содержимое корзины в свою комнату. Отчет о проделанной работе секретарь также помещал в корзину у дверей, звонил и быстро уходил.

На своей даче «Энергия» ученый обустроил четыре лаборатории, окна которых выходили на все стороны света. В зависимости от настроения и характера конкретного исследования он работал то в солнечной, то в темной комнате. Своим ученикам и ассистентам он говорил, что эта смена лабораторий благотворно влияет на его творческую деятельность.

Удивительное сходство

Лицо Оствальда также было достаточно нестандартным. Уже в сорок лет у него были совершенно седые волосы, которые соседствовали с огненно-рыжими бородой и усами. На этом фоне высокий лоб и живые выразительные глаза придавали лицу ученого еще большую импозантность. Своим внешним видом Оствальд был доволен, считая его неповторимым. Но однажды ученый понял, что это не совсем так.

Как-то раз, посещая Страсбург, Оствальд был очень удивлен тем, что на улице с ним раскланиваются совершенно незнакомые ему люди. Особенно ученый был поражен, когда зашел в местный университет, где его, как старого знакомого, стали приветствовать все встречные студенты. Загадка разрешилась лишь после знакомства великого химика с профессором А.А.Кундтом, который оказался удивительно похожим на Оствальда. Кундт сам был настолько поражен сходством, что решил провести необычный эксперимент.
Пригласив Оствальда к себе в гости и встав с ним рядом, он спросил жену:
- А теперь, милая, догадайся, кто из нас я?

Эйнштеин и Оствальд

В 1964 году во время ремонта сельского жилища Оствальда «Энергия» в папке с неотвеченными письмами были найдены три письма, написанные в 1901 году. Два из них писал Оствальду какой-то юноша, который просил: « Не нужен ли Вам для работы физик-математик, специалист по абсолютным измерениям?»

Автором третьего письма был отец юноши: «Мой сын учился в Цюрихском политехникуме и блестяще сдал экзамены по математике и физике. С того времени он безуспешно пытается найти место ассистента, которое могло бы обеспечить ему дальнейшее образование. Если у Вас есть возможность предоставить ему место ассистента, то моя благодарность была бы на самом деле безгранична.»

Имя этого юноши было Альберт Эйнштейн.

Непридуманные истории

Вильгельм Оствальд был ярым противником классического образования, построенного на изучении древних языков — латинского и греческого. Считая, что это — только напрасное расточение времени, Оствальд не раз сражал своих оппонентов таким доводом:

— Если бы римлян принуждали изучать латинскую грамматику, у них бы совсем не осталось времени на то, чтобы завоевать мир!

Когда Вильгельм Оствальд впервые увидел скромную лабораторию и несовершенные приборы, с помощью которых знаменитый шведский химик Я. Берцелиус (1779 — 1848) сделал свои замечательные открытия, он был ошеломлен.

— Мне стало совершенно ясно, — говорил он коллегам, — как мало зависит  от прибора и как много от человека, который перед ним стоит.

Lai apskatītu mūsu jaunumus twitter profilā, lūdzu apstipriniet mārketinga sīkfailus

Lai apskatītu mūsu jaunumus facebook profilā, lūdzu apstipriniet mārketinga sīkfailus

Kalendārs

п в с ч п с в
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30